Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Интервью с Наилем Измайловым в Книжном Обозрении

«Сказка – способ освоить местность»

Наиль Измайлов – псевдоним писателя и журналиста Шамиля Идиатуллина, знакомого читателю по социально-фантастическим «Татарскому удару» и «СССР™». Автор «Убыра» ответил на несколько вопросов «КО» о литературе и мифологии.

— Шамиль, ваш роман можно увидеть и в списке детской премии «Книгуру», и в лонг-листе «НацБеста». Какое «попадание» больше радует?

— Очевидно, что книжки пишутся не для премий. Главное – чтобы нашелся читатель. Если премия этому поможет – отлично, нет – так и Господь бы с ней. «НацБест» – премия довольно специфическая, и ее приоритеты мне не вполне ясны. Что касается «Книгуру», то попасть в нее – это была с моей стороны наглая авантюра. Конечно, дело автора простое – написал и помалкивай, а читатель сам разберется, но если мне будет позволено выразить свое мнение, то было бы ошибкой считать «Убыр», во-первых, детской книгой, во-вторых, книгой ужасов. На мой взгляд, это нормальная проза, а то, что главный герой – подросток… В «Повелителе мух» тоже все персонажи дети. В «Книгуру» я так уверенно вписался, поскольку был уверен: на первом этапе книга отсеется, потому что никаких шансов у нее нет. Но книга не только не отсеялась, но и вышла в финал, что наполняет меня диким недоумением и надеждой на благоразумие детей, которые прочитают «Убыр» и скажут: «Нет, такая книга нам не нужна».
— Но дети, как известно, любят ужастики и, скорее всего, несмотря на ваше предупреждение, «Убыр» читать будут. И если уж предотвратить это не получится, то с какого возраста вы бы посоветовали знакомиться с романом?
— С 14 лет – тем более что главному герою столько же. Что же касается любви к ужастикам, то «Убыр» очень сильно отличается от детских ужасов, ставших литературным явлением благодаря Эдуарду Успенскому, его продолжателям и подражателям. И младшего школьника, с удовольствием читающего, как бегут, бегут по стенке зеленые глаза, и убежденного, что он вполне подготовлен к тому, какой страшной может оказаться жизнь, «Убыр» может разубедить.
— Сложно представить себе русскую продленку, где учительница разыгрывает с детьми по ролям сказку о Медведе Липовая нога или «Морозко» в неотлакированном варианте. А герой именно благодаря сказке, услышанной сестрой в школе, начинает понимать, что столкнулся с миром нечисти. Можно ли сказать, что в Татарстане приобщение детей к фольклорному наследию осуществляется более честно?
— Нет, массированного преподавания фольклора там нет. Сложилось так: у каждого народа есть фольклор, и по степени насыщенности и разносторонности он у всех народов более-менее одинаков. Просто одни начинают изучать его с одних сторон, другие с других. Если бы не множество фильмов и мультфильмов, то Баба-яга и Кощей были бы в нашем сознании очень страшными. Они ведь действительно очень страшные и с людьми делают беспредельно страшные вещи, если смотреть исконные описания, у Афанасьева. Если бы в советской культуре не было этой работы по размыванию сказочных образов, любая школьная постановка такой жути бы нагоняла… В Татарстане фольклор не очень сильно вовлечен в культурный слой. Есть поэма «Шурале» главного татарского классика Габдуллы Тукая – вот этого шурале, лешего, который защекотывает до смерти любого, кто попадается к нему в лапы, знают все. А другие фигуры, коих множество в татарской мифологии, задействованы слабо. В русской мифологии так же – мы хорошо знаем Бабу-Ягу и Кощея, русалок и мавок – хуже, а совсем хтонических ребят, которыми 200–300 лет назад русские бабки действительно пугали русских деток – не знаем вообще. У татар такая же ситуация, только более запущенная. Мы не знаем, чем наши прадеды пугали наших дедов. А ведь мог бы быть такой педагогический момент…
— У человека пугливого душевного склада после прочтения «Убыра» может сложиться весьма мрачное представление о татарском мифологическом бестиарии. Но ведь должны же там быть и «хорошие парни»?
— В «Убыре» это бичура. Она не на стороне людей, но с ней можно жить. Она как кошка, только царапается сильнее, чем кошка, и может весь дом разнести, но если с ней дружить, то она несет в дом добро и достаток. Если верить мифологии, всегда можно было узнать, у кого в деревне живет прикормленная бичура – это был самый богатый дом с самым большим стадом, а хозяева ходили толстые, веселые и лоснящиеся, потому что все за них делала бичура. Среди мифологических существ есть однозначные хищники, относящиеся к людям как к кормовой базе, а есть, так сказать, симбиотические существа, которые предпочитают жить с людьми. Но они все равно нелюди. Есть явь, и есть навь. Они – навь. Любая нелюдь – нечисть, не чистая по умолчанию. В романе «Посмотри в глаза чудовищ» есть замечательная телега о том, что раса бывших хозяев земли, звероящеров, пока что отошедшая от дел, скоро проснется и всех сожрет, а пока идет моральная подготовка – фильмы о хороших динозаврах, йогурты «дино», черепашки-ниндзя. Людей готовят к тому, что смотрящие на тебя глаза с вертикальным зрачком и пасть, распахнутая ниже – это не страшно, это прикольно. И если переводить телегу уважаемых авторов на наши рельсы – кто знает, что готовят нам те, кто прикрывается веселыми домовичками Кузями?
— В «Убыре» можно найти немало «практических рекомендаций» по общению с этими существами – надо сказать, весьма жестких. А как вы относитесь к людям, которые увлекаются неоязычеством, налаживанием дружественных дипломатических связей с домовыми и лешими?
— Мой главный герой вышел на тропу войны. Он бьется за семью, и тут не до нежностей. Ну, а что касается тех, кто пытается с нежитью договориться, то дело это не очень здоровое. Договориться с нечистью нельзя просто потому, что она не разговаривает – этим нежить от жити и отличается. Кстати, если бы мы с вами разговаривали лет 150 назад, таких вопросов бы не было: для любого крещеного человека любая языческая фигурка – от лукавого.
— Сегодня в Татарстане можно встретить людей, верящих в убыра, бичуру, албасты?
— Эта книга как раз о том, что в них мало кто может верить, потому что о них мало кто помнит. В реальности Наиля нет людей, которые ему помогут, – люди благополучно потеряли часть своих корней, которая 300 лет не была нужна. В Интернете, конечно, можно найти информацию о бичуре и албасты, но как в фигуры, существующие во плоти и что-то меняющие, сегодня в них никто не верит. У меня родители считают, что убырлы-кеше – это сумасшедший. Когда я писал книгу, экзаменовал маму: «Что такое албасты?» – «Ну, это из сказки… чудовище». А ведь сказка – способ освоить местность и выжить в ней. Раньше ребенок рос и ему объясняли: писать-читать – так, дрова колоть – так, печку топить так, а вот туда не ходи, потому что там убыр, а там албасты. И за каждой из этих фигур что-то было. За убыром было болото, которое может засосать, за албасты – стога, которые они имеют обыкновение проседать и могут задавить забравшегося под них ребенка. Плохо, что мы все это убрали. Мы ведь не удивляемся, если идем гулять в Южное Бутово, романтическим тоном спрашиваем у первой попавшейся группы парней, как пройти в библиотеку, – и получаем неприятные последствия. А когда забываем сказки, то почему-то удивляемся последствиям.

интервью брала Мария Мельникова

Детское время. Мастер-класс от Азбуки в лофт-проекте Этажи!!

11 июля (суббота)в 15.00
"Создаем обложку книги" в Лофт Проекте Этажи в рамках проекта "Детское время". Ведет занятие иллюстратор Оксана Батурина

ДЕТСКОЕ ВРЕМЯ – это новая серия событий для детей от 4 до 12 лет, мастер-классы интересной жизни, на которых можно узнать то, чему не учат в детских садах и школах. Контактная импровизация, приготовление вегетарианских блюд, создание Интернет-сайтов из бумаги, рассказы людей необычных профессий об их работе и другие любопытные занятия ждут Вас каждую неделю, начиная с января, в Лофт Проекте ЭТАЖИ по адресу Лиговский проспект, 74 (две минуты от станции метро Лиговский проспект).

Участие в событиях совершенно бесплатно.
Вносить свое имя в список участников
следует по телефону +7 (812) 458 5005